Министр сельского хозяйства: Некоторые скотобойни разделывают мертвечину
KG

Министр сельского хозяйства: Некоторые скотобойни разделывают мертвечину

Все самое интересное в Telegram

Министр сельского хозяйства Аскарбек Джаныбеков в эфире Kaktus.media рассказал, как ведомство обеспечивает пищевую безопасность.

- Недавно прошел рейд на скотобойнях. Репортаж нашей журналистки Натальи Шестаковой есть на сайте. Впечатлительным и слабонервным это лучше не смотреть. Это, мне кажется, и антигуманно просто, и опасно для здоровья тех, кто потребляет такое мясо. Кто должен следить за этим?

- Министерство сельского хозяйства обязано обеспечить продовольственную безопасность, то есть гарантировать физическое наличие продуктов питания и следить за ценовой доступностью. Также мы обязаны обеспечивать пищевую безопасность.То есть следить за качеством продуктов питания, которые производятся в Кыргызстане и импортируются в нашу страну. И вот здесь есть очень много проблем, которые копились годами.

От кого зависит производство качественной продукции? Непосредственно от производителя. Дальше идет переработчик или розничная сеть, а потом потребитель.

Задача Министерства сельского хозяйства, а в нашей структуре есть ветеринарная служба, требовать соблюдения пищевой безопасности. И сейчас мы объявили месячник пищевой безопасности, в рамках которого будем проверять перерабатывающие предприятия.

И в том репортаже, который делала ваша журналистка Наталья Шестакова, показан еще не самый плохой убойный цех.

- Бывает еще хуже? Я после этого видео вегетарианкой стать захотела.

- Есть цеха, где разделывается мертвечина.

- А какими должны быть такие цеха?

- Есть целый список требований. В первую очередь, их месторасположение. Там есть требование, что столько-то метров должно быть от ближайшего жилого здания. Но сегодня очень много цехов, у которых через стену человек живет, индивидуальное жилое строение. Этот цех в черте города или в черте села находится. Если есть канализация, то отходы - туда, если нет - то просто во двор. Это же рассадник инфекции.

Здание и оборудование должны соответствовать стандартам пищевой безопасности. Линия должна соответствовать, чтобы там была чистая зона, грязная зона, чтобы ветеринарный инспектор мог контролировать весь процесс. А во многих цехах такого даже близко нет. Поэтому мы с МВД и начали рейды. Кстати, в эту работу также входит и борьба со скотокрадством, и идентификация сельскохозяйственных животных. Очень много мероприятий.

- Сколько у нас всего убойных цехов?

- Вообще зарегистрировано 100 по всей стране. Из них 28 закрыты из-за несоответствия. Часть из них просто получили предписания для устранения недостатков. Часть вообще не имеет разрешительных документов. Такие цеха будут ликвидированы.

- Я все время будут опираться на наш репортаж. Там хозяин даже не скрывает, что много лет работает без документов. Но ведь это просто очень опасно для здоровья потребителей.

- Сегодня различные инфекции распространяются в Кыргызстане. Мы все должны понимать, что здоровье население очень сильно зависит от здоровья сельскохозяйственных животных. Поэтому бруцеллез, эхинококкоз, альвеококкоз - вот эти основные заболевания, которые сегодня распространяются в нашей стране.

Почему я, как министр, сейчас объявил войну именно этим горе-предпринимателям? Мы в последнее время все чаще начали устанавливать факты распространения мертвечины по Кыргызстану. Это не просто слова, это лабораторные подтверждения.

- Достаточно ли у Министерства сельского хозяйства сил, чтобы все это контролировать?

- При том количестве ветеринаров, которое сегодня есть, мы можем вести контроль на должном уровне. Но есть другая проблема - мораторий на проверку предпринимательской деятельности. Мы должны получить разрешение в Министерстве экономики, потом проверять.

А эти горе-предприниматели еще и возмущаться начинают, что их закрыли. Начинают ночью работать. На митинги выходят, что рабочих мест лишили. Но это ведь все ценой здоровья потребителей.

И здесь не только предприниматели виноваты, но и каждый из нас - потребителей. Потому что мы в нарушение закона идем туда, сдаем скот.

- Мясо этих животных, которых забили на таких скотобойнях, идет куда-то дальше. Вы прослеживаете цепочку? Люди, которые у таких цехов покупают мясо, они же тоже нарушители?

- Да, они нарушители. Это первое. Второе, они везут это мясо на рынок, например, Чуйской области. Оттуда мясо идет на рынок. Там его распространяют по всему Бишкеку. И в рестораны, и в кафе, и в детские сады, и в школы, и в больницы.

И вот выясняется сейчас, что на двух крупнейших рынках столицы - Ошском и Аламединском - ветеринары самовольно начали вести деятельность. То есть с ними был расторгнут договор. Но они все равно приходят на рынок, представляются ветеринарными врачами и выдают разрешения. Мы уже передали документы в прокуратуру и в органы внутренних дел.

Это очень большая и сложная работа. И нас в этой борьбе с такими горе-предпринимателями должны поддержать все кыргызстанцы.

- Каким образом вас поддержать?

- Когда закрывается один цех, то его владелец приглашает своих друзей, родственников. И они начинают писать жалобы, на митинги выходят. Но мы ведь должны смотреть с позиции обеспечения пищевой безопасности. Еще в 2015 году, когда я проходил обучение в Голландии, спросил у преподавателя нашего, как вы вакцинируете от бруцеллеза?

Он в недоумении посмотрел на меня, а потом говорит: "Мы 50 лет назад забыли, что такое бруцеллез". Представляете? А у нас, наоборот, растет заболеваемость.

- Я могу как-то защитить себя, свою семью и купить мясо, которое было произведено в нормальных условиях?

- Когда фермер приводит свой скот в убойный цех, а он должен его забивать только в том цехе, который получил сертификат... Там ветеринар проверяет, проходило ли животное идентификацию, сколько вакцин получило, какое лечение получало... Ветеринар контролирует и само состояние мяса. Потом только ставят печать и дают разрешение на дальнейшую реализацию.

- А я как могу проверить?

- В магазине должен быть QR-код на эту тушу и вы можете проверить, где скот был забит. А QR-код присваивается только в том случае, если проведен качественный забой, правильный забой.

- Но это же сразу на цене отразится.

- Абсолютно не должно отражаться. Я вас уверяю, разницы в цене нет. На рынке цена скота забитого в соответствующих условиях и в несоответствующих условиях не отличается. На рынке есть две цены: оптовая цена и розничная.

Оптовая цена не зависит от того, в каких условиях забит скот. Все приходит на рынок.

- Вы сказали, что у нас 100 убойных цехов. Вы сколько уже проверили?

- Мы все проверим.

- Но они начинают работать опять - подпольно. Это какая-то бесконечная работа получается.

- Конечно. Предприниматель должен понимать, что нарушать закон будет очень накладно. Первый раз штраф, второй раз штраф, и третий это будет уже уголовное наказание. Сейчас в ЖК рассматривают внесение изменений в Кодекс о правонарушениях. Эти поправки дадут нам реальные рычаги воздействия на таких горе-предпринимателей.

Сегодня государство создает все условия, чтобы можно было работать законно. Из республиканского бюджета выделены средства на покупку перерабатывающих линий, на строительство нормальных зданий... Берите. Это дешевые деньги.

Мы же должны бороться за здоровье кыргызстанцев. Почему запретили экспорт рыбы, молока, молочной продукции? Из-за того что эта продукция содержала антибиотики. А в организме человека все это оседает. И в первую очередь страдают почки и печень. Почему у нас так много людей с заболеваниями печени и почек? Я хочу обратиться в первую очередь к этим горе-предпринимателям. Ребята, вы должны знать, что нет гарантии, что вот эта мертвечина или вот это некачественное мясо не попадет на стол вашего ребенка или вашего родственника.

Поэтому я обращаюсь ко всем кыргызстанцам: мы должны объявить войну таким горе-предпринимателям все вместе. Речь идет не только о мясе, но и о других продуктах.

Вот я, например, вырос на Иссык-Куле. В Караколе тогда было только три аптеки. Сейчас на маленький город больше ста аптек. Почему? Потому что мы стали чаще болеть. Поэтому каждый из нас заинтересован в том, чтобы предприниматели работали по стандартам.

- Мы с вами заговорили о том, что был запрещен ввоз в Россию некоторых продуктов. Этот вопрос решился. Но сертификаты соответственно должны быть в электронной базе, чтобы соответствующие органы и там, и с этой стороны могли проверить. Существует такая база?

- Да-да, конечно. Существует, все документы есть.

- За последние годы как увеличилось количество товаров экспортируемых? Не в объемах, а в номенклатуре.

- Мы сегодня одной только рыбной продукции, я думаю, где-то больше 20 наименований экспортируем. То же самое с молочной продукцией. Потому что, во-первых, перерабатывающие предприятия осваивают новые виды. Второе, техническая оснащенность наших переработчиков с каждым годом улучшается и дает возможность увеличивать перечень и разнообразие экспортируемой продукции.

- Что еще будет сделано для того, чтобы мы чувствовали себя в пищевой безопасности?

- Первое, это работа со скотными рынками. Сейчас у нас 45 скотных рынков по всей стране. Из которых 20 скотным рынкам выписаны предписания и часть их закрыта.

То есть на рынке тоже должны создаваться условия, в первую очередь, для покупателя и продавца. И для сельскохозяйственных животных, которые попадают на этот рынок. Животные тоже должны быть разделены по зонам.

И еще одна проблема: общепит на таких рынках. Там же вообще ужас. Животные ходят, отходы, потом пыль поднимается, потом пыль оседает на еде, на пирожках тех же самых.

Это не одного дня работа. Она будет продолжаться, пока мы не приведем все в соответствие. Конечно, просто одними запретами решить нельзя, это неправильно.

В первую очередь, если есть нарушения, мы должны выявить их, указать и требовать их устранения. Второе, мы должны создавать условия для того, чтобы предприниматель, бизнес могли вести в этом направлении свою деятельность, но только в рамках разрешенных требований.

Рынок должен быть за пределами города или населенного пункта. Размер территории должен соответствовать, для разных видов сельскохозяйственных животных должны быть отдельные участки, навесы должны быть... Общепит должен быть за пределами рынка, а не на территории скотного.

- Чем нам грозит или не грозит такая теплая осень, как выдалась в этом году? С точки зрения продуктовой безопасности.

- Она дает нашим аграриям возможность увеличить площадь под озимами зерновыми. Во-вторых, дает возможность провести осенний влагозарядковый полив. Третье, дает возможность поднять больше зяби - это осенняя вспашка. То есть мы можем забороновать, посеять, провести всю агротехнику в свое время, в оптимальные сроки и получить хороший урожай.

Для сельского хозяйства такая погода - это хорошо. Для животноводства тоже. Потому что сейчас большую часть времени сельскохозяйственные животные на выпасе. Мы в этом году собрали значительно меньше кормов, сейчас это и оптимизация затрат на корма.

- А для садов? Ничего, что они там уже почки набрали?

- Это единичный случай.

- То есть вы говорите, что урожай должен быть больше обычного?

- Я не могу утверждать, что он может быть выше..

- Как не можете? Вы министр сельского хозяйства.

- Есть зима, есть весна, есть еще и вегетационный период. Но я говорю, что теплые зима-осень создает условия для фермера, чтобы он мог провести те агротехнические мероприятия, которые он не успел сделать. А мы создаем условия для этого, например, подаем воду.

- Кстати, про воду. Недавно президент Саадыр Жапаров сказал, что Кыргызстан все острее ощущает нехватку воды. Правда, он говорил это в связи с электроэнергией. Но вода это и сельское хозяйство. Как будут решать вопросы с возможной нехваткой воды?

- То, что касается изменения климата, это очень актуальный вопрос сегодня.

Если говорить о сельском хозяйстве Кыргызстана, то могу сказать, что ежегодно не менее 5,5 миллиарда, в этом году, например, 5,9 миллиарда кубов вод, мы забираем на орошение. У нас ирригационная сеть делится на межхозяйственные каналы. Затем есть внутрихозяйственная сеть. В 2022 году из бюджета было предусмотрено на капитальный ремонт в 6 раз больше средств. В итоге мы получили сокращение потерь на 10% и смогли увеличить подачу фермерам на 20%. 10 и 20. В этом году мы осваиваем 972 миллиона, что даст дополнительный положительный эффект.

Также мы должны начать применять в растеневодстве водосберегающие технологии - это капельное орошение, которое дает кратное сокращение потребления воды.

- Вернемся к пищевой безопасности. Что делается для пищевой безопасности конкретно каждого потребителя?

- В первую очередь мы должны привести в соответствие торговлю сельскохозяйственной продукцией, которолировать качество. Кроме того, необходимо разъяснять фермерам технологию выращивания. Требовать от торговцев сельскохозяйственной продукцией соблюдения требований пищевой безопасности. Здесь мы намерены усиливать контроль.

И, пользуясь возможностью, хочу обратиться ко всем кыргызстанцам: только силами сотрудников Министерства сельского хозяйства исключить, минимизировать вот эти риски очень сложно. Я призываю всех помогать нам бороться с недобросовестными предпринимателями.

- Каким образом? Что мы должны сделать?

- Мы не должны быть сторонними наблюдателями. У этих незаконных цехов есть соседи. Они знают, что там забивают скот в ужасных условиях.

В Министерство сельского хозяйства, в ближайшее управление сельского хозяйства, в ветеринарию, есть РОВД.

А каждый из сельхозпроизводителей должен чувствовать ответственность перед кыргызстанцами. Он не должен использовать некачественные ветеринарные препараты. Если у него из-за болезни пало животное, он должен его утилизировать, а не продавать на колбасу.

Если мы все вместе будем думать о пищевой безопасности, то в ближайшем будущем сможем кардинально изменить ситуацию.

Прямые эфиры Kaktus.media (58 статей)
Почему отменяют гастроли звезд? Рассказывает продюсер
29 Февраля 2024, 10:29
Нурия Кутнаева: Цифровизация - это прежде всего для удобства граждан
23 Февраля 2024, 16:59
Виктор Козодой: Начал изучать Сибирь, а наткнулся на кыргызское великодержавие
1 Февраля 2024, 09:05
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60.
url: https://oper.kaktus.media/491412